Главная Международное сотрудничество Ответ Александра Ежевского Ариэлю Коэну
Ответ Александра Ежевского Ариэлю Коэну PDF Печать
   На днях американская «Уолл-стрит-джорнэл» опубликовала интригующую статью Ариэля Коэна «Как России стать продуктовой сверхдержавой». Интрига сводится к прозрачному умыслу: Западу надо взять «в аренду» сельхозугодья России – и всё будет о’кей!.. В беглых рассуждениях автор напускает всякого тумана, сквозь который западники бросают взгляд на историю нашей страны.
   Редакторы газеты «Советская Россия» обратились к авторитетным специалистам-аграриям с просьбой оценить подход американского геополитика и высказать свое понимание, как России стать продуктовой сверхдержавой.  

Взгляд из США

   Россия могла бы стать продуктовой сверхдержавой, учитывая ее колоссальные земельные и водные ресурсы. Она и сейчас может ею стать – вопрос лишь в том, будет ли продовольствие западным или китайским.
   После начала кризиса на Украине российская экономика испытывает негативное влияние международных санкций и российских ответных санкций, в том числе продовольственного эмбарго на ввоз некоторых западных продуктов – сыров, мясных продуктов и вина.
   Это пагубно сказалось на сельскохозяйственной отрасли России, и обеспечить обещанное Кремлем «импортозамещение» так и не удалось. В связи с этим возникают огромные возможности для американских и других международных сельскохозяйственных и продуктовых компаний.
   Потенциальные возможности в этом секторе огромны. В конце XIX – начале XX века Российская империя была одним из главных экспортеров зерна и яиц в Европу. Правда, после коллективизации сельского хозяйства – в том числе и в результате голода среди крестьян при Сталине – СССР стал одним из главных импортеров зерна.
   Переход на рыночную экономику в 1990-х годах вселил новые надежды на восстановление отрасли, так как урожаи стали расти.
   Однако огромные земельные и водные ресурсы России не стали залогом процветания для нового поколения сельхозпроизводителей страны, поскольку качество продуктов по-прежнему оставалось низким, а производительность отставала от мировых показателей.
   Среди причин недостаточной эффективности российской аграрной отрасли следует назвать несовершенство законов, определяющих права собственности, коррупцию, отсутствие курсов повышения квалификации сельхозработников, недостаточное финансирование аграрной отрасли и слабую инфраструктуру.
   За последние 25 лет ситуация в российской пищевой промышленности несколько улучшилась. Благодаря внедрению западных технологий и системы управления, а также западным инвестициям россияне забыли об очередях в продуктовых магазинах, которые были обычным делом в советские времена. Однако теперь покупатели выражают недовольство в связи с введенными Москвой «ответными санкциями», в том числе запретом на ввоз мяса, рыбы, фруктов, овощей и молочных продуктов из США, стран Евросоюза, Норвегии, Канады и Австралии.
   Есть основания полагать, что Россия сейчас пытается решить свои аграрные проблемы, обратившись к Востоку. Недавно компания Huae Sinban – «дочка» китайской инвестиционной корпорации – объявила о намерении взять в аренду 115 тысяч гектаров земли на российском Дальнем Востоке. По заявлению российских властей, прибыль от сделки за 49 лет может составить до 448 миллионов долларов.
   В качестве альтернативной стратегии можно было бы пригласить американские и другие иностранные компании для создания агропромышленного комплекса в главном черноземном зерновом районе, в Сибири, на юге (например, в Ставропольском крае и на Кубани) и в Поволжье. В России уже работают некоторые западные компании, ведя оживленный бизнес в сфере пищевой промышленности, в том числе молочной, мясоперерабатывающей и кондитерской отраслях. Стопроцентные российские «дочки» и компании, основанные не в США, могли бы вернуть России статус аграрной сверхдержавы, которой она была более 100 лет назад. Но для этого Кремлю придется либерализовать условия входа на российский рынок.

Ариэль КОЭН
The Wall Street Journal
 
   Об авторе. Ариэль Коэн – директор-основатель Центра энергии, природных ресурсов и геополитики (CENRG) Института анализа глобальной безопасности, директор International Market Analysis – компании, занимающейся развитием бизнеса и изучением политических рисков в области энергии и природных ресурсов.



Не нужны нам сказки дядюшки Сэма
На чужой каравай


   Герой Социалистического Труда Александр Александрович ЕЖЕВСКИЙ более чем кто-либо имеет право говорить о судьбах сельского хозяйства России. С 1942 года он работал руководителем ряда машиностроительных заводов, в том числе был директором завода «Ростсельмаш». В 1954–1988 годах на посту заместителя министра и министра в составе советского правительства руководил тракторным и сельскохозяйственным машиностроением, производственно-техническим обеспечением сельского хозяйства СССР. В настоящее время работает главным научным сотрудником Всероссийского научно-исследовательского технологического института ремонта и эксплуатации машинно-тракторного парка.
Александр Александрович говорит:


   – Вчера вернулся из Ростовской области. Там в Ленинградском районе, это около полутораста километров от Ростова, убрал два гектара пшеницы на комбайне «Ростсельмаш-161». Убедился, отличная машина, отвечает высшим мировым требованиям. Прошли по цехам завода «Ростсельмаш» – держится на уровне времени. Однако его территория переполнена новыми комбайнами с конвейера. Они остро необходимы на полях страны, повсюду хотели бы их купить, но сельхозтоваропроизводители лишены средств. 
   Об этом крик тружеников села. У них есть ответ одному из выразителей аппетитов американских глобалистов Ариэлю Коэну. Эти претенденты на мировое господство уже считают позволительным для себя открыто разевать рот на наши земельные и водные ресурсы и раскладывать колоду карт, будто «вопрос лишь в том, будет ли продовольствие западным или китайским». Они уверовали, что для этого в итоге внедренной по их указке «реформы» в России вызрели плоды, остается только их сорвать. 
   А для этого навалить кучу нетесаной лжи. Вновь повторяют – Российская империя была продуктовой сверхдержавой и одним из главных поставщиков хлеба для Европы. Что ж, ломаем шапку перед дедами и прадедами, русский мужик, как тогда говорили, один с сошкой держал на себе семерых с ложкой, да еще и заграничных едоков кормил.
   Однако обратимся к самому великому авторитету – гениальному ученому Дмитрию Ивановичу Менделееву. На протяжении всей жизни наряду с исследованиями в разных областях науки он занимался преодолением отсталости сельского хозяйства России и добивался его индустриализации. В 1891 году в фундаментальном труде «Толковый тариф и исследования о развитии промышленности России» он делает вывод о том, что развитие отечественного производства под защитой протекционизма в конечном счете окажется для России выгоднее, чем импорт, за исключением ограниченного количества экзотических продуктов. Благополучие народа строится прежде всего на расширении и укреплении отечественного производства». А в первом десятилетии прошлого века он в одной из многих научных работ писал: «Нельзя же и суперфосфат, и плуги, и сеялки – все привозить издалека – оттуда, куда идет много нашего хлеба». 
   Точь-в-точь, как сегодня. Спустя сто лет и плуги, и сеялки, и машины – все везем издалека – оттуда, куда идет наш хлеб, которого еще больше не хватает в нынешней стране, чем его не хватало в Российской империи для своих же хлеборобов. 
   Правда, повернули в противоположную сторону поток суперфосфата и других минеральных удобрений. Ведь с приходом около ста лет назад власти рабочих и крестьян были осуществлены планы Д.И. Менделеева и других великих ученых по индустриализации страны и развитию сельского хозяйства, в том числе создана мощная промышленность минеральных удобрений. Для своего села! 
   Однако теперь сырьевая колония Россия из производимых ею более 18 млн тонн минеральных удобрений сократила поставки своим земледельцам до 2,5 млн, а фактически отнятые у них 16 млн тонн отправляет за границу, в основном конкурентам наших крестьян. И при этом в то же время примерно в десяток раз уменьшено применение наиболее ценных органических удобрений – в подавляющем большинстве местностей дающий эти удобрения крупный рогатый скот остался лишь на картинках, как ископаемые динозавры. 
   Как можно при этом говорить о росте урожаев? Нам вдалбливают, что «переход на рыночную экономику в 1990-х вселил новые надежды на восстановление отрасли». На какое восстановление? Ясно, что вопросом жизни стоит задача восстановления производительных сил, в том числе сельского хозяйства после продолжающегося их разрушения в результате перехода на «рыночную экономику» в 1990-х годах. 
   В действительности вместо советской индустриализации развернули деиндустриализацию. С уничтожением промышленности, в том числе сельскохозяйственного машиностроения энергетические мощности села за четверть века снижены уже в четыре с лишним раза – с 420 млн лошадиных сил до 90 млн с небольшим сегодня. Колхозы и совхозы имели 1365 тыс. тракторов, ныне на селе лишь примерно 460 тысяч. Соответственно уборку урожая вели 408 тыс. комбайнов, а теперь в хозяйствах всех категорий – 122 тысячи. 
   Из-за нехватки мощностей – огромные потери даже на уцелевших площадях. Только нарушение лучших сроков полевых работ приводит к недобору 15–17 млн тонн зерна ежегодно. А в целом низкая энергообеспеченность сельского хозяйства – это потеря продукции на сумму свыше 500 млрд рублей в год. 
   Именно это и есть последствия «перехода на рыночную экономику», которая превратила наше сельское хозяйство в сферу ограбления, в дойную корову без кормления. Уже не 7, а 77 с ложкой сели крестьянину на шею, всевозможные посредники, перекупщики и прочие «эффективные собственники» вынудили сельского мужика отдавать свой труд, свою продукцию за грош, при несправедливом соотношении – при диспаритете цен, налоговом хомуте и разорительных банковских кредитных ставках. 
   Сдерживает упадок лишь наследие советской индустриализации. С началом «перестройки» ее затейники со всех трибун убеждали массы в том, что социалистические кадры и социалистическая техника якобы никуда не годятся. Но вот сегодня после 25 лет с начала «реформ» эти машины составляют основную часть производственных мощностей села и зачастую являются базой для создания все более совершенных образцов в соответствии с растущим уровнем мировой науки и техники. Поневоле растянувшиеся на дополнительные сверхнормативные десятилетия сроки их службы показывают заложенное в них высокое качество и надежность, а также мастерство и хозяйскую заботу работающих на них механизаторов. 
   Благодаря этому советская страна стала второй в мире сверхдержавой, которая обеспечила сохранение мира во всем мире и при колоссальных расходах на решение этой задачи еще и обеспечила свою продовольственную независимость и безопасность, на которую никак не влияло то, что СССР позволял себе импортировать относительно небольшое количество фуражного зерна. 
   Все знали, что наша Родина продолжала поступательное развитие и обязательно достигла бы полного самообеспечения в соответствии с действовавшей тогда Продовольственной программой. В ее цели не входило добиться для советской страны положения продовольственной сверхдержавы, но, безусловно, все более эффективное использование биологических богатств нашего социалистического государства было бы благом не только для его многонационального народа, но и для сотрудничества во всем мире. 
   Однако навязанная стране «рыночная экономика» не только не вселила никакие надежды, но на десятилетия ввергла ее в падение с советского уровня по важнейшим показателям существенно ниже уровня и последних мирных лет Российской империи. Особенно показательно уничтожение за четверть века стада крупного рогатого скота с 57 млн голов до 19 миллионов. На сколько столетий отброшена страна назад и на какое отставание от уходящих вперед она обречена при продолжении снижения производства и опустошении сельскохозяйственных территорий, как это видно по основополагающей отрасли самого существования села. 
   Пример Ростсельмаша и Петербургского тракторного завода убеждает, что можно возродить собственное сельскохозяйственное машиностроение на современном научно-техническом уровне. А для этого важно восстановить покупательную способность нашего сельского хозяйства, чтобы новая техника с заводов сразу уходила в поля и на фермы. Для начала за счет банковских кредитов? Да, и для этого пора последовать хотя бы примеру Китайской Народной Республики, где на днях банковскую кредитную ставку для сельского хозяйства снизили до 4,7% годовых. Не говоря уже о странах, где давно кредиты для села выдают под символические доли процента. 
   И у нас нужен совершенно другой экономический подход. В том числе жизненно важно, чтобы финансово-кредитная система страны соответствовала задачам развития ее производительных сил и наверстыванию упущенных из-за «реформ» возможностей. 
   Однако развернута обработка общественного сознания для новых «реформ» – сдавать в аренду российские земли, начиная с Дальнего Востока. Тут же «друзья» с «альтернативной стратегией – пригласить американские и другие иностранные компании» урвать самые плодородные земли остальной части России. Ну, конечно же, с благотворительной целью – «вернуть России статус аграрной сверхдержавы, которой она была более ста лет назад». Якобы. 
   Руководители нашего государства правильно говорят о необходимости продовольственной независимости и безопасности страны. Однако давно пора подкрепить слова делами. России не нужны захребетники, именуемые иностранными инвесторами. Для возрождения великой страны великий народ всегда собирал свои силы и средства. Почему же «реформаторы» выкачивают богатства державы на Запад? Вот и в 2014 г. вывезли за границу 151 млрд долларов, а за первое полугодие текущего года еще 52 млрд долларов. Это капиталовложения, которых ждут промышленность и сельское хозяйство создавшей их страны.
   Ну, а стратегам растаскивания земель России во все времена у нас говорили: «На чужой каравай рот не разевай!»

Александр ЕЖЕВСКИЙ


Не уступать ни пяди!

   Мальчишкой начал трудиться в 1943 году на колхозных полях Иван Андреевич БОГАЧЕВ, ныне председатель сельскохозяйственного производственного кооператива «Колхоз «Терновский», председатель комитета Думы Ставропольского края по аграрным вопросам, продовольствию, земельным отношениям и землеустройству, секретарь краевого комитета КПРФ, член ЦК КПРФ, почетный гражданин  Ставропольского края. Он говорит:

   – Недавно ко мне как председателю комитета по аграрным вопросам пришло письмо из одного района о том, что в их районе на подставных лиц скупают землю иностранцы. Я затребовал в регистрационной палате справку, проводим проверку. Это уже общественно признанный факт, что возникла проблема продажи земли, которая затрагивает жизненные интересы нашего населения. 
   В печати можно прочитать сообщения о том, что китайцы арендуют у нас землю на востоке. Но нетрудно понять, когда арендуют на пятьдесят лет, это практически равноценно продаже земли. Для меня это очень тревожные вопросы. Ведь реально сегодня скупают российские земли и Европа, и Китай, и другие ближние и дальние соседи. 
   Что это? Это закат Российского государства. Я – государственник. Я – человек, который видел все, стоял под дулами немецких автоматчиков, которые хотели стать хозяевами нашей земли. Но многие из них в ней остались, а мы выстояли и родную землю не отдали. 
   Однако сегодня снова идет война, без стрельбы, но очень сложная, Россия находится в тяжелом положении. Сегодня главный вопрос политики: быть России или не быть. Угроза потерять государство, после чего отпадает вопрос о выборе – быть ли ей капиталистической, социалистической или еще какой. В этом трагедия нашей страны. 
   Вчера я был на юбилее ректора нашего аграрного университета Владимира Ивановича Трухачева, мне предоставили слово, и я пожелал юбиляру воспитать, утвердить в выпускниках вуза чувство любви к Родине: «Сегодня особенно важно это обязательное качество специалиста на нашей земле. Вы – государственник по своему положению и призванию. Не будет государства – не будет ни званий, ни звезд, ничего не будет. Надо пробудить сознание народа». 
   «Российская империя была продуктовой сверхдержавой» – чушь. Да, отправляли хлеб за границу, но высшие чины открыто заявляли: «Недоедим, но продадим». Повторялись страшные голодные годы. А в 17-м году начались голодные бунты в Питере, когда не стало хлеба. Лопнуло терпение, и хлебные бунты переросли в Февральскую революцию 17-го года. Буржуазия, генералы заставили царя отречься, а ума не хватило спасти Россию. История выдвинула для этого большевиков во главе народа. 
   Вот уже три десятилетия – с горбачевского предательства – слуги реакции поливают грязью рабоче-крестьянскую советскую власть. Власть трудового народа, которая подняла и сельское хозяйство от сохи на передовые рубежи научно-технического развития – не с заросшего бурьяном поля, не с пустого места наша страна первой достигла космических высот. 
   Мальчиком в двенадцать лет я начал работать во время войны, хорошо помню предвоенные годы. Те самые, которые так клеймят нынешние радетели капитализма. Но люди и моего поколения успели почувствовать светлую жизнь, ради которой народ поднялся и победил в самой страшной войне. 
   Мы жили среди людей старших поколений, для которых дореволюционная пора была вчерашний день – все еще свежа. Еще чесотка ныла – Россия в царское время вшей кормила. В халупах, в грязи жила, на бездорожье. Униженный, угнетенный, безграмотный крестьянин на волах сохой пахал свой надел. Он-то об этом вспоминал при виде сталинских тракторов. Ему вера, а не слугам нынешних бар и барыг.
   И только советская власть дала возможность крестьянам встать с колен. У меня отец и мать были малограмотными, из десяти детей у них семь остались в живых, из них пять бесплатно получили высшее образование. Вот это народная советская власть. За нее отец проливал свою кровь и в Великую Отечественную войну, пятеро детей стали коммунистами. 
   А сегодня «реформы» – сплошной погром. Чего ни коснись. Мы за границей закупаем технику, средства защиты растений и животных. Благодаря сохранению преимуществ коллективного хозяйства мы держимся. А рядом – «фермеры, которые накормят страну», так обещали. А на деле – фермеры влачат жалкое существование. 
   Со всех телеэкранов, как и американец Ариэль Коэн, кричат, что Россия теперь продает за границу зерно. Но рот на замок – молчат о том, что производим в стране существенно меньше и все-таки продаем зерно за границу, ибо уничтожили животноводство в России, и стало не нужно много фуражного зерна. «Излишки» продаем за границу, а оттуда по дорогой цене получаем мясо, молоко и другие продукты, которые производили сами. 
Мы сегодня, в пересчете на кормовые единицы, вырабатываем значительно меньше продукции, чем производили при советской власти. И зерна меньше, а молока фактически надаиваем лишь половину прежнего, мяса местного – тоже почти 50%, вместо выращивания своих закупаем чужие фрукты и т.д. 
   А теперь посаженные на шею народу эти недееспособные, но якобы эффективные собственники докатились до того, что им только и осталось добывать доллары на продаже земель России. Их цель – сделать тружеников лишними, безработными на своей родной земле, превратить великую державу в колонию стремящихся к глобальному господству прежних рабовладельческих стран. 
   И с ними так и будут играть в поддавки государственные мужи, коих в колхозе не взяли бы и в бригадиры. Скажем: знай, сверчок, свой шесток. 

Иван БОГАЧЕВ


Пример народных хозяйств

   В разговоре принимает участие председатель сельскохозяйственного производственного кооператива «Звениговский», первый секретарь комитета КПРФ Республики Марий Эл Иван Иванович Казанков. Он говорит:
 
   – Опять американские «советники» лезут в чужой огород, навязывают свою стратегию, как России стать продуктовой сверхдержавой, но с западным продовольствием. Конечно же, для этого надо пустить козла в огород – Кремлю прямо-таки придется либерализовать условия входа на российский рынок и покорно пригласить американские и другие иностранные компании туда, куда они возжелают и укажут. В самые лакомые для них места – в главный черноземный зерновой район, в Сибирь, на юг (например, в Ставропольский край и на Кубань) и к нам в Поволжье. 
   Да, уж как эти кукловоды Чубайса расстарались, чтобы наши мужики об этих спасителях взмолились и с мечтою их ждали. Ведь еще от стариков слышали, как при царе Николае они все больше у нас загребали в свои руки. А уж при царе Борисе Пьяном что наломали и продолжают вытворять – такого погрома ни при каком чудовище не было. 
   В благодатном верховье Поволжья – у нас в Марийской Республике – до реставрации капитализма посевы занимали свыше 600 тысяч гектаров, а сегодня – лишь 290 тысяч, больше половины «реформаторы» подарили чертополоху. Имели в советское время более 320 тысяч голов крупного скота, на сегодня уцелело лишь 90 тысяч – в три с половиной раза меньше. Численность свиней урезали с 330 тысяч голов до 230 тысяч, а овец и коз – со 150 тысяч до 50 тысяч голов. Но это не худшая картина в центре России. И при виде этой ковровой бомбежки у американцев типа Коэна рождаются восторги, что «переход на рыночную экономику вселил новые надежды». Да, их надежды на похороны миролюбивой сверхдержавы, сдерживавшей их в агрессивных стремлениях. 
   А наши надежды – вернуть себе положение хозяина на своей земле. И с этим у народа вопросы к власти. Распахивать ворота для чужих компаний? Или наконец-то осознать, что страна уже имела крупное товарное производство, благодаря которому обеспечивала опережающее развитие всех отраслей народного хозяйства. Этот исторический опыт – единственная надежда выбраться из ямы «реформ» и наверстать потерянное – уже четверть века для возрождения страны и ее народа. 
   Этому может служить и пример народных хозяйств, выстоявших под натиском грабительских «реформ». Наш сельскохозяйственный производственный кооператив «Звениговский» Республики Марий Эл сохранил все преимущества совхоза и сформировался как крупнейший многоотраслевой экономический организм с наибольшими возможностями саморазвития, удовлетворения потребностей трудового коллектива и наилучшего использования биологических богатств местности. 
   Вот плоды работы. В 1990 году уже пострадавший от начала «рыночных» затей наш свиноводческий совхоз все-таки вырастил 1800 тонн мяса в живом весе. А за 2014 год мы дали уже 37 тысяч тонн свинины. В нынешнем году продолжаем неуклонный рост. На 3% прибавили производство мяса. Приплод свиней увеличили со 165 тысяч до 185 тысяч поросят, на 12%. Приступили к разведению крупного рогатого скота, год назад его у нас не было, а сегодня его содержим 4817 голов. Занялись коневодством – имеем 2823 лошади. Наращиваем базу – за полугодие произвели 53 тысячи тонн комбикормов. 
   Наладили и совершенствуем полную переработку собственного сырья и выпуск конечной продукции. Изготовили 10344 тонны колбасных изделий и полуфабрикатов, а также 1617 тонн субпродуктов. Кроме свинины, все больше даем мяса говядины и конины. 
   Основную продукцию кооператива продаем через собственную торговую сеть. В первом полугодии прошлого года в ней было 256 магазинов, а сегодня – 349, в том числе в таких крупных городах, как Казань. 
   Продолжаем наращивать основной капитал, за полгода инвестиции составили около 260 миллионов рублей. 
   Выручка от реализации продукции за полгода, по сравнению с таким же временем прошлого года, увеличена на 30% и достигла 5690 миллионов рублей. Начислено налогов и сборов около 350 миллионов рублей. Чистая прибыль составила 307 миллионов рублей. 
   Нас стало больше, мы живем лучше. Трудовой коллектив прибавился на 20%, а среднемесячная заработная плата повышена на 8% и достигла без пустяка 35 тысяч рублей. 
   Вот кое-что из бухгалтерии кооператива. Очевиден неуклонный и быстрый рост даже в нынешних крайне неблагоприятных экономических условиях внутри страны и мирового кризиса капитализма. Секрет прост. Выживаем и развиваемся не благодаря, а вопреки «реформам». Благодаря тому, что из экономической среды искореняем то, что составляет цель и ценность насаждения капитализма – паразитические надстройки. 
   Первопричинная из них – слой прожорливых «эффективных собственников» во главе с кучкой отечественных и иностранных денежных тузов и королей, который не был сформирован в нашем кооперативе, и таким образом было предотвращено непроизводительное, паразитическое использование огромной части созданной трудом коллектива стоимости. 
   Устранена расточительная орда перекупщиков, переработчиков, торговцев, кредиторов. Крупное сельскохозяйственное объединение с перерабатывающими и торговыми звеньями исключает обычное монопольно завышенное присвоение ими доли общей стоимости продукции, в особенности в ущерб ее первому производителю – мелкому, а тем более одинокому и беззащитному земледельцу и животноводу. 
   Практика, и в данном случае убедительный опыт нашего крупнейшего кооператива, показывает, что особенно в нынешних условиях такое мощное объединение позволяет обеспечить с наименьшими затратами наилучшее управление с наиболее оправданным распределением средств по ступеням общественного разделения труда и ускоренным развитием производительных сил. 
   Нам не нужны сказки про иностранных инвесторов, которые в ответ на наши мольбы пожалеют нас, придут и вместо нас будут обрабатывать заброшенные по воле «реформаторов» земли России и превращать ее в продуктовую сверхдержаву. Труженики совхоза «Звениговский» работают на родной земле лучше любых пришельцев. На протяжении четверти века наши товарищи стараются вернуть в хозяйственный оборот земли в своей Республике Марий Эл и в Татарстане. 
   Мы взяли в аренду в окрестностях совхоза более 1300 гектаров пашни. В Татарстане нам предоставили в аренду 25 тысяч гектаров черноземов. Мы рассчитываем использовать там 50 тысяч гектаров. Рады отметить, что к нам очень хорошо относятся руководители разных уровней Татарстана и многие работники в нашей республике. 
   У всех главная радость – цветущая родная земля и работающие на ней ее счастливые хозяева. Иностранный инвестор жаждет выкачивать доллары, а туземцы пусть сторонятся и поменьше просят. 
   Это не наш выбор. Не иностранные компании, а крупные отечественные производственные объединения призваны возродить заброшенные десятки миллионов гектаров сельскохозяйственных угодий и вернуть к осмысленной творческой жизни тысячи наполненных детским смехом сел и деревень. 

Иван КАЗАНКОВ


Поддержать крестьян – и не будет пустующих земель
По оценке забайкальских депутатов


   «Советская Россия» опубликовала в последнее время ряд тревожных материалов о судьбе забайкальских земель, о намерении местных властей передавать их в распоряжение китайцев. (См. «Наступление раковых деревень» 02.07.2015 г., «Каждая пядь – Родина» 16.07.2015 г.) Сегодня представляем мнение лидеров фракций краевого Законодательного собрания.
  Николай МЕРЗЛИКИН, лидер фракции КПРФ в Законодательном собрании:

   – Нет сегодня земель, не имеющих хозяина. Это земли не правительства края, это земли Забайкалья, наших поселений, районов, паевые земли забайкальцев. Считаю передачу на такой длительный срок 115 тысяч гектаров земель сельхозназначения в аренду китайской компании с негосударственным подходом. А такая реакция людей говорит о недоверии к власти. К сожалению, я не могу назвать ни одного предприятия с иностранным капиталом, про которое бы можно было сказать, что это образец. К примеру, в Нерзаводском районе Березовское месторождение со стопроцентными китайскими инвестициями  закрыли. Чтобы доверие было, надо делать все хорошо.
   Как решать вопрос с землями сельхозназначений, которые простаивают? Алгоритм простой – отмежевать, поставить на кадастровый учет. Да, все это требует затрат. К примеру, сделана попытка в Улетовском  районе. Но нет денег. Необходима кропотливая, каждодневная работа по поселениям – собираться, определяться. По выморочным землям вопрос должен решаться через суд.

Сергей МИХАЙЛОВ, лидер фракции «Единая Россия» в Законодательном собрании:

   – Я не понимаю, как региональное правительство собирается передавать эти земли. Вообще эти территории принадлежат муниципалитету. А паевые выморочные земли отказников должны достаться сельским администрациям. Я убежден, что только сами жители и сельские администрации должны принимать решение о том, кому сдавать земли в аренду или продавать. По закону сельские администрации должны сдавать в аренду земли тем сельхозпредприятиям, которые работают уже сейчас. Они имеют приоритетное право. Что касается пустующих земель. К примеру, в Чернышевском, Нерчинском районах таких земель не вижу. Напротив, работающим там сейчас сельхозпредприятиям территорий не хватает, они просят землю. Там, где не развивается аграрный сектор, нужно вопросы задать местным властям. Но, на мой взгляд, если мы будем серьезно поддерживать своих аграриев, вопрос о пустующих землях не возникнет. К примеру, я пообщался во время поездки в Шилкинский район с тремя фермерами, главные вопросы, которые они задают – это недостаток техники, субсидий на нее и просьба передать  пустующие земли. Если иностранные инвесторы хотят создать совместное предприятие, пожалуйста, но это должно быть на паритетных началах. На длительный срок передавать в аренду нецелесообразно. Я бы пошел по пути пятилетней аренды для того, чтобы  можно было проанализировать, как используется земля. Считаю, что если будем поддерживать собственных сельхозпроизводителей, проблема свободных земель у нас отпадет. У нас возникнет проблема ее регистрации. В краевом бюджете нет средств на межевание, постановку на кадастровый учет земельных участков. Но эту работу надо делать постепенно, выделять деньги муниципалитетам, чтобы они решали вопрос. Второй путь – привлечение средств сельхозпроизводителей, работающих на этих участках. Они могут помочь формализовать землю за свой счет, а потом арендовать ее и не вносить плату.
 
 
 
 
 

Свяжитесь с нами…

Тел.: (846-63)46-1-43
Факс: (846-63)46-4-89
Е-mail: povmis2003@mail.ru
Skype: povmis

Почтовый адрес: 446442,
Самарская обл., г. Кинель,
п. Усть-Кинельский,
ул. Шоссейная, 82
 

 Горячая линия

Наши партнеры:

 

 

Мы в соцсетях